< Назад

17.03.20 Кормовая альтернатива. Кормовой белок из насекомых: перспективы этого направления

Основным источником белков при кормлении свиней, птицы и рыбы является рыбная мука и продукты переработки сои (шрот, концентрат). Однако острый дефицит в России и в мире рыбной муки, связанный с истощением водных ресурсов, приводит к значительному росту цен. Соевые продукты — это растительные белки, которые не являются полноценной заменой белкам животного происхождения. Кроме того, климатические особенности России не позволяют выращивать сою в нужном объеме, делая отечественное животноводство зависимым от импортных поставок. Между тем, по мнению ряда экспертов, Россия способна не только отказаться от импортного кормового белка, но и предложить мировому рынку альтернативный продукт собственного производства. Речь идет о таком перспективном направлении, как получение кормовых добавок из насекомых


«Основной источник кормовых белков в России — это бобовые культуры, главным образом, соя», — говорит Иван Соколов, директор по инновационному развитию ГК «Дамате» (крупнейший в России производитель индейки) и генеральный директор «Энтопротэк» (международная биотехнологическая компания, реализующая проекты в области переработки органических отходов, получившая лицензию на переработку отходов по этой технологии). 

По его сведениям, мировое производство сои в сезоне 2017/2018 гг. составило около 350 млн т. Более 80% мирового объема производства этой культуры приходится всего на три страны: США (35%), Бразилию (33%) и Аргентину (14%). 

В России, по данным Росстата, на которые ссылается Иван Соколов, посевные площади сои в 2018 году составили около 2,9 млн га, а средняя урожайность — всего 1,4 т/га. «Это позволило обеспечить только около 65% потребности. Недостающие объемы страна вынуждена импортировать», — отмечает он. 

По мнению Алексея Истомина, заместителя директора по развитию ГК «Зоопротеин» (переработка органических отходов в кормовой белок и удобрения), дефицита в кормовом белке на российском рынке нет, но есть вопросы к его качеству, особенно к рыбной муке. 

«Растущий мировой спрос и снижение темпов производства рыбной муки приводят к ежегодному росту цен, которые скоро могут дойти до 2000 USD за одну тонну. По этой причине многие производители более не могут полностью полагаться на одну только рыбную муку в рецептурах кормов и активно ищут достойную альтернативу для полной или частичной замены», — объясняет Истомин. 

Он также добавляет, что получение кормового белка из альтернативных источников оказывает положительное влияние на глобальную экосистему, поскольку заменяет рыбную муку и соевый белок. «Безусловно, вес этого влияния сейчас очень мал, но с развитием технологий получения альтернативного белка позволит изменить ситуацию к лучшему», — считает специалист. 

Наиболее подходящими альтернативными источниками кормового белка, по мнению Ивана Соколова, являются насекомые, грибы, бактерии и микроводоросли. «Кроме того, некоторые возделываемые растения (злаки, зерновые и масличные культуры) также могут заменить соевый и рыбный белок в животноводстве», — отмечает он. При этом Иван Соколов уверен, что наибольшего внимания заслуживает технология получения кормового белка из промышленно культивируемых насекомых, так как она имеет ряд преимуществ. Как объясняет специалист, насекомых можно выращивать при очень высокой плотности, они хладнокровные и, следовательно, расходуют значительно меньше энергии на поддержание жизни. При этом коэффициент конверсии корма, по его словам, близок к единице. Ведь субстратом для производства белка насекомыми могут служить пищевые отходы и продовольственные потери. 

По данным BCG, которые приводит Иван Соколов, в мире пропадает или выбрасывается почти треть всех произведенных продуктов питания — примерно 1,6 млрд тонн ежегодно. Поэтому, заключает специалист, подобная переработка поможет существенно улучшить и экологическую, и экономическую ситуацию в мире. С ним полностью согласен Геннадий Иванов, основатель компании «НордТехСад» (производство протеиновой кормовой добавки из личинок мух). 

По его словам, многочисленные исследования подтвердили, что у насекомых есть ряд особенностей, которые позволяют им стать эффективной заменой традиционных белков животного происхождения в комбикормах. 

«В частности, насекомые имеют высокое содержание белка (от 55 до 75%) и обогащены другими полезными питательными веществами, такими, как жиры, минералы и витамины, — перечисляет Геннадий Иванов. — К тому же, они являются естественным компонентом в рационе питания животных в природе (птиц, свиней, а также плотоядных рыб), поэтому белок из насекомых легче усваивается и содержит более желательный амино- и жирнокислотный профиль». 

Кроме того, как уверяет специалист, кормовые добавки из насекомых могут применяться в качестве биологически активных добавок к комбикорму, способствуя повышению иммунитета животных и устойчивости к болезням. Иван Соколов в качестве преимуществ белка из насекомых также указывает на ярко выраженную антибиотическую активность в отношении граммположительных бактерий при применении в кормах для птицы.

От эксперимента — к промышленному производству 

Как рассказал Алексей Истомин, за последние несколько лет технология производства кормового белка из насекомых во всем мире продвинулась далеко вперед благодаря инвестициям в данную область: Protix (Нидерланды) получил более €40 млн инвестиций, его конкурент Agriprotein (ЮАР) — в районе $100 млн, Ynsect (Франция) — более 100 млн евро. Первые две компании занимаются выращиванием личинок мухи черная львинка (Hermetia illucens), а Ynsect разводит мучных червей. 

«Кроме того, образовались партнерские отношения Buhler-Protix, Christof-Agriprotein, что позволяет масштабировать производства и повышать популярность отрасли, — продолжает Алексей Истомин. — Это, в свою очередь, отражается на научных исследованиях и грантах, выдаваемых на развитие этой области науки. Пока, к сожалению, не в России, а в ЕС и Китае». 

Президент Российской биотопливной ассоциации Алексей Аблаев также уверен, что белок из насекомых — крайне перспективный продукт, особенно актуальный для аквакультуры, где корма в принципе очень дорогие. 

Что касается правового статуса технологии, то, как рассказал Алексей Аблаев, с июля 2017 года Евросоюз одобрил применение добавок на основе насекомых в кормах для аквакультуры. В настоящее время разрешение ограничено 7 видами насекомых, включая 3 вида сверчков (Achetadomesticus, Gryllodes sigillatus, Gryllus assimilis), 2 видами мучных червей (Tenebrio molitor, Alphitobiusdiaperinus) и 2 видами мух (Hermetia illucens, Musca domestica). 

Что касается птицеводства и свиноводства, вопрос находится в стадии обсуждения Европейской Комиссией — решение, которое планировалось принять в 2019 году, было отложено до 2020 года. Но, по мнению ряда экспертов, принятие закона — дело ближайшего времени. 

А вот использование кормовых добавок из насекомых в скотоводстве пока активно не обсуждалось. При этом в Европе не запрещено добавлять белок из насекомых в корма для домашних животных и пушных зверей.  

В России сегодня нет ограничений по использованию белка из насекомых в кормах для рыб и сельхозживотных, однако компаний, которые занимаются подобными проектами, можно пересчитать по пальцам. 

Так, по словам Алексея Аблаева, одним из первооткрывателей является архангельская компания «НордТехСад», которая совместно с ВНИИ животноводства имени Л. К. Эрнста разработала уникальную технологию выработки большего количества протеиновой кормовой добавки из личинок мухи черная львинка при минимальных затратах. 

«Технология позволяет за одно и то же время при одном и том же количестве мух получить почти вдвое больше личинок в одной кладке, чем этого смогли добиться другие участники рынка», — говорит основатель компании Геннадий Иванов, уточняя, что на технологию уже получен патент. 

По его словам, компания выращивает черную львинку не на отходах, а на фуражном зерне, что позволяет получить больше ценных аминокислот в составе личинок. 

Стоимость кормовой добавки будет несколько выше европейских аналогов, но, как уверяет производитель, затраты аграриев окупятся, так как за счет лучшего усвоения сокращается расход корма и увеличивается привес. 

В настоящее время в Литве  по технологии «НордТехСад» запущено производство белка и жира из личинок черной львинки. Его мощность составляет 1,2 т белка в сутки. Дальнейшими исследованиями свойств черной львинки и ее использованием в переработке органических отходов в России занимается недавно созданная Геннадием Ивановым компания «Биолаборатория», которая стала резидентом «Сколково». 

В то же время, другой игрок рынка — созданная в 2015 году компания «Энтопротэк», также предпочитающая работать с черной львинкой, нашла оптимальное решение проблемы утилизации органических отходов в промышленных объемах путем переработки биомассы насекомых. 

«Технология основана на свойстве двукрылого насекомого черная львинка (Black Soldier Fly, BSF) перерабатывать абсолютно любую органику. Личинка развивается три недели и за свой жизненный цикл увеличивает массу более чем в 1000 раз!», — подчеркивает генеральный директор компании Иван Соколов. 

«Энтопротек» выпускает несколько видов продукции: цельных сухих личинок, белковую кормовую добавку, энтомологический жир, органические удобрения. 

Производственная площадка компании расположена в Пензенской области. Здесь работает завод, который способен перерабатывать в сутки до 15 тонн различных органических отходов (продукты, утратившие потребительские свойства, а также отходы пищевой и сельскохозяйственной промышленности) с получением 700 кг белковой кормовой добавки. 

«Сегодня «Энтопротэк» производит около 20 тонн комового белка, полученного из промышленно культивируемых насекомых. Содержание протеина в готовом продукте составляет более 60%», — отмечает Иван Соколов. 

Еще один участник рынка — ГК «Зоопротеин», объединяющая несколько компаний, которые ведут исследования в смежных областях. Одна из них занимается развитием технологии переработки биологических отходов (падеж, инкубационные отходы) с помощью личинок мух Lucilia. 

«Надо сказать, что мы чуть ли не единственные в мире занимаемся именно этой популяцией и именно этими отходами, — говорит заместитель директора по развитию ГК «Зоопротеин» Алексей Истомин. — Причина — историческая, но по мере получения данных, мы понимаем, что эффективность технологии выше, чем, к примеру, эффективность переработки растительных отходов личинками Hermetia («черный солдат»)». 

Так, по его словам, Lucilia растет в 8 раз быстрее, чем BSF (black soldier fly), и содержит больше протеина: 52% против 45% в необезжиренной высушенной биомассе. 

Обезжиренный кормовой белок из Lucilia содержит 62-70% протеина. Усвояемость находится на уровне 85-95%. Для проверки идеальной усвояемости запущены исследования на бройлерах. 

«Обезжиренный белок из BSF в среднем содержит 50-55% протеина, но в зависимости от технологии обработки может доходить и до 70%», — делится Алексей Истомин. 

Как отметил специалист, для того, чтобы этот продукт был востребован на рынке, нужно, чтобы его рыночная стоимость была сравнима с хорошей рыбной мукой, т. е. достигала 120-140 тыс. руб./тонну. При этом себестоимость должна быть не более 80 тыс. руб./тонну. Также необходимо, чтобы продукта было достаточно для предприятия, т. е. чтобы объём производства в месяц был не менее 30-50 тонн. 

Алексей Истомин пояснил, что затраты на получение кормового белка из личинок мух состоят из нескольких больших статей: сырье, ФОТ, энергия. Если есть возможность получить сырье по низкой стоимости или бесплатно, предприятие автоматизировано, а тепло рекуперируется, то себестоимость получается невысокой. «Однако, например, в случае с BSF приемлемую для рынка стоимость продажи протеина можно получить только при производстве от 3 тыс. тонн в год», — обращает внимание Истомин. 

Если сравнить себестоимость получения белка Lucilia с BSF, то, по его словам, белок из Lucilia будет дешевле и порог входа по объему производства ниже. 

«Это связано с тем, что биологические отходы стоят дешевле растительных, и их нужно меньше для получения 1 условного килограмма корма, а протеина в Lucilia больше», — объясняет Алексей Истомин. 

Кстати, недавно «Зоопротеин» получил одобрение ветеринарных служб на переработку биологических отходов. «Это делает наш подход уникальным, и мы можем помочь птицеводческим предприятиям переработать в корма те отходы, которые раньше приходилось утилизировать», — доволен Истомин. 

Одна из компаний, входящих в группу «Зоопротеин», занимается развитием своей технологии производства белка из личинок BSF. 

«Главная причина в том, что это мировой тренд. Более того, только корма из личинок Hermetia Illucens и Musca Domestica допускаются на рынок Европы. Поэтому год назад мы начали проработку этого направления. Сейчас у нас есть технологическая концепция, идет ее проверка», — делится планами Истомин. Он поясняет, что компания «Зоопротеин», в основном, занята разработкой технологии переработки отходов и готова поставлять свои модули на агропромышленные предприятия, чтобы они смогли повысить рентабельность. 

«Можем начинать работать от 100 тонн отходов на переработку в месяц, — говорит Алексей Истомин. — Но мы постоянно получаем запросы на готовый продукт. Все, что производим сейчас — продаем. Больше, к сожалению, дать не можем, т. к. предприятие пилотное. Параллельно мы разрабатываем вариант для увеличения своего производства».

Потенциал рынка 

Несмотря на то, что промышленное производство альтернативных кормовых белков в целом развивается довольно стремительно, по словам Ивана Соколова, в среднесрочной перспективе существенно повлиять на рынок оно не сможет. В 2020 году за счет альтернативных источников будет покрываться лишь около 2% мировой потребности в кормовых белках, ссылается он на прогнозы экспертов. 

По утверждению президента Российской биотопливной ассоциации Алексея Аблаева, крупные российские компании, которые занимаются животноводством, пристально наблюдают за развитием технологий, позволяющих получить белок из насекомых. «Технологии показали свою эффективность, они отрабатываются. Их широкое внедрение — дело времени», — не сомневается Аблаев, отмечая, что рано или поздно, учитывая тенденции рынка кормов, других вариантов просто не останется. «В конечном счете, либо животный кормовой белок, доступный на рынке, будет безумно дорогим, либо он будет получен из насекомых», — заключает эксперт. 

Алексей Истомин считает, что сельхозпроизводители будут готовы заменить привычные белковые продукты на новые при нескольких условиях: если состав соответствует потребностям животных, птицы и рыбы, стоимость кормления не выше текущей и продукта на рынке достаточно. 

«И если по составу белок из личинок мух Lucilia и BSF — то, что нужно, то по стоимости мы пока дороже, чем конкуренты, и не можем обеспечить объемов, которые требуются крупному предприятию, — признает он. — Чтобы все совпало, требуется рост производства, это позволит снизить стоимость продукта и произвести достаточно кормов». 

Алексей Аблаев обращает внимание, что в проектах, связанных с получением белка из насекомых, 90% расходов приходится на сырье — корм для самих насекомых. 

«Так как в РФ запрещено использование отходов для кормления насекомых, приходится применять зерно и другое сырье, что приводит к увеличению себестоимости, — подчеркивает он. — Но при этом положительным фактором является отсутствие технологических рисков, как, например, в случае получения протеинов из природного газа». 

Другой возможный вариант — использование микроводорослей в качестве источника белка, по словам Алексея Аблаева, вызывает гораздо больше вопросов с точки зрения технологии и рентабельности проектов. «Заработать здесь можно только производя из них пищевые добавки (омега-3 и др.), — отмечает он. — Кроме того, это направление все еще является экспериментальным в отличие от протеина из газа и белка из насекомых». 

Как бы там ни было, по оценкам экспертов IPIFF (The International Platform of Insects for Food and Feed), которые приводит Иван Соколов, к 2030 году мировой рынок белка из насекомых в стоимостном выражении достигнет $8 млрд США.